Юниэль
_____________________________________________________________________________________________

Она могла говорить часами. Легко переходила с темы на тему: вино, музыка, книги, кино, “Милый, вы видели постановку в Михайловском на прошлой неделе?”, здоровье мамы, погода в Санкт-Петербурге. Игриво касалась одного вопроса, а потом, склонив голову набок, стремительно ранила вас другим вопросом, и вы, разбитый, растерянный ее тактикой, раскрывали самое интимное. Обнажали перед ней нутро, а она только лениво протягивала к вам ладонь в перчатке и морщила нос.

Вот она сидит на диване, нога за ногу, руки сложены на коленях. Вот вы, теребите край пиджака, терьером посматриваете на чашку с чаем, готовый вцепиться в ее спасительный фарфор и прервать разговор неуместно громким глотком.

“Ну что, Милый, как вам мои стихи?”

И, пока вы, смущенный, неуверенный, по-мальчишески покрасневший, подбираете неловкие слова, которые рассыпаются бисером, она бросается на вас.

“Вы были с ней, Виктор? Были? Да или нет?”

И вам ничего не остается ответить, кроме правды.

Да, был. Был, но за неимением лучшего: вы вчера были в Зимнем, моя дорогая.